Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Региональная пресса. Материалы о политических репрессиях

1 июня 2011 В борозде

К 70-летию начала Великой Отечественной войны

Страшный юбилей

   В этом году Россия должна отметить еще одну круглую дату - скорбную. Исполняется 70 лет с начала Великой Отечественной войны.

            В БОРОЗДЕ

   Государство российское, готовящееся справить в 2012 году собственный юбилей,  давно известно одним изъянцем: оно страшно любит бравурные марши и задорный утробный смех, но физически не переносит печали и скорби.

   Когда фронтовик Григорий Чухрай снял фильм «Баллада о солдате», позже ставший одним из эталонных произведений о Великой Отечественной войне, важные государевы люди не хотели выпускать кинокартину на экраны, утверждая, что баллада  - недостаточно оптимистична для советского киноискусства: герой-то гибнет. Хорошо, что вмешался набольший государственный человек: в Хрущёве, хоть он войну прошёл и не по окопам, простого народного чутья было больше. Он понимал, что общегосударственный «исторический оптимизм», навеянный великой Победой, был куплен ценою миллионов трагических историй «маленьких людей», отдавших свои жизни за  Победу.

   Впрочем, государственной политики в целом и это не могло переменить.   В постсоветской России, как и в СССР, когда речь заходит об Отечественной, все силы официальной пропаганды концентрируются на успешном итоге страшной бойни.

   обожает государство  победы. Военные или футбольные - всё равно. Потому что победы легко и приятно приватизировать в свою пользу. Объяснить их происхождение победоносным влиянием господствующей идеологии или успешным вложением казённых средств.

   У побед, воистину, тысяча отцов, и все они - чиновники.

   Поэтому к 9 мая все СМИ, кормящиеся от властных щедрот, начинают готовить нас за месяцы до. Если дата - круглая, к 9-му начинаешь уставать от этих патриотических криков. Тем более - зная, что тех, кто громче кричит, материально поощряют призами.

   А вот 22 июня всегда наступает как-то внезапно.

   Точно так же, как оно подкралось к советским людям в 1941-м...

   22-е - дата страшная для народа, обманутого своими правителями. Враг, конечно, напал «вероломно». Сломав напрасную веру в незыблемость мира, которую внушали простому человеку не чужие, а свои.

   Мне, например, не нужны никакие «сенсационные открытия» историков, подтверждающие, что большевики просто струсили честно предупредить свой народ о неизбежно надвигающейся беде: я-то знаю, что мой отец, как и тысячи других курсантов, в тот год был выпущен из офицерского училища досрочно...

   За идиотизм своих правителей всегда платят народы. Отчасти это справедливо: не надо терпеть идиотскую власть. Вот только цена бывает непомерно высока. Так высока, что 22 июня оставило в психологии современников куда более глубокую борозду, чем День Победы.  Именно - борозду.

   Моих ровесников растили люди, для которых 9 мая было датой важной, но - только датой. А вот двадцать вторым июня они делили свою жизнь на две половины: «до войны» и «после войны». 

   «Когда это было?» - «Ну, ещё до войны». «Какой хороший у вас стол!» - «Да, довоенная работа!».

   «Довойна» была чем-то вроде потерянного рая. В «довойне»  и лето было теплее, а трава - зеленей, потому что все ещё были живы, все ещё были здоровы.

   Интересно, только победители измеряли своё бытие меркой  «довоенности»  - или побеждённые тоже?

   9 мая - это праздник, воистину праздник, а праздники властям милы. Точнее, праздниками власти любят умасливать «население». Парад и салют, а между ними пиво, шашлык, краснознамённый топот по сценам... сценарий неизменен.  Если бы не цветы ветеранам с орденами на груди, его невозможно было бы отличить от прочих праздников, придуманных властью, - ну, вроде Дня России. (Лет через пятнадцать, когда этих людей с орденами, увы,   уже нельзя будет встретить на улицах, разница уничтожится совершенно).

   В год 65-летия Победы мы приветствовали общегородскую минуту молчания, которую провели в Великом Новгороде. Выразили робкую надежду, что она может войти в обычай, раз уж за 65 лет не сложилась традиция общенациональной минуты молчания в знак скорби о цене  Победы. 

   Куда там. 

   Традиции не получилось опять. Шашлык, пиво и салют - вот достойный отечественный обряд для любых ситуаций.

   Похоже, тут власть и общество совпадают в своих пристрастиях. Власть сделала за общество выбор, развращающий граждан. И граждане с готовностью согласились, что гордиться - приятнее, чем скорбеть. Привязать к  машине георгиевскую ленточку - менее хлопотно, чем в урочный момент хотя бы на минуту молчания остановить своё авто. 

   Даже выигранная война -  трагедия для любого народа, который вынужден оплачивать большие и малые ошибки своих правителей.  Это трагедия, масштабы которой время сгладить неспособно.  В борозде, прорезанной в народной толще до материковой бесплодной глины, ничего вырасти не может: убитых не вернёшь, срезанные пулями ветви генеалогических дерев не нарастишь, генофонд не возродишь с помощью нанотехнологий.

   В борозде не выросло ничего, зато по отвалам её густо взошла сорная трава фальшивого патриотизма. Война убивала народ - податливость народа пропаганде убивает народную душу.

       Сергей БРУТМАН

 

© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий