Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Издания региональных организаций о политических репрессиях

novmem_600
24 апреля 2007 Мы за ценой не постоим?

9 Мая - День Победы. Неизвестная война 1941-1945 гг.

МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ ?

  Государство наше уникально в том смысле, что начиная с 1918 года практически не выходило из состояния войны. Красная, Советская, Российская Армии воевали практически постоянно. Гражданская война, «усмирение» Польши, «освобождение» Средней Азии от местного населения, война в Китае, Испании, Финляндии, Прибалтике. Потом пришло время защищать свою Родину от фашистских захватчиков, а затем - «пол-Европы прошагали, полземли» с оружием в руках. После Великой Отечественной - войны в Корее, Вьетнаме, в африканских странах, на Кубе. Затем - Афганистан, братоубийственные конфликты между республиками бывшего СССР. Теперь - Чечня.
   Трагичность этого явления заключается в том, что народ, общественность, до сих пор не знают истинного количества жертв непрекращающейся войны. Даже в военкоматах нет точных сведений о количестве потерь.
   До недавнего времени даже гробы с телами убитых солдат привозились тайно, по ночам, чтобы, как говорили тогда, «не будоражить общественность». Родители давали расписки «о неразглашении» того, что их сын погиб в боевых действиях. Все это выдавалось за несчастный случай, за какие-то чрезвычайные обстоятельства. На первых могилах во время Афганской войны надписи гласили: «Погиб при исполнении военного долга». Где, какого долга - неизвестно.
   Все больше убеждаешься в том, что мы до сих пор воюем и, наверное, будем воевать, потому, что ни госчиновники, ни общественность, ни родственники не знают истинной цены войн, которые мы ведем (часто по своей инициативе, с соседями и не только). Мы не были, как это постоянно внушали нам, миролюбивым государством. Мы пытались решить вопросы, которые не касались ни СССР, ни России, ценой жизни своих отцов, братьев, сыновей. Казалось бы, какое нам дело - какая воинствующая группировка, африканское племя займет столицу Сомали? Но это был, как нам внушали, интернациональный долг, и сотни ребят шли его исполнять, и погибали неизвестно за что.
   Мы до сих пор не знаем реальное количество наших потерь в Великой Отечественной войне. В 60-е годы военкоматам была дана негласная команда уничтожить списки призванных на войну. И она исполнялась, списки исчезали - при переезде или ремонте. Но в некоторых военкоматах списки все-таки сохранились, и когда читаешь их, сверяешь данные, убеждаешься, что потери были огромные. О жертвах, которые были во всякого рода локальных военных конфликтах, где участвовали наши солдаты, сведения тоже минимальные.
   Наше государство единственное в мире, которое истратило миллиарды рублей на всякого рода мемориалы, вечные огни, салюты, митинги, парады. Но долгое время не выделяло ничего на захоронение останков солдат, найденных во время поисковых экспедиций на полях сражений. Только в 1995 году в связи с 50-летием победы от государства на эти цели стали перепадать какие-то деньги...
   Интересен и такой факт. Миллион советских солдат, попавших в плен, оказались в партизанских отрядах, силах Сопротивления. Они продолжали воевать, своей кровью поливали чужие земли до прихода союзных войск. Но об этой цене войны тоже мало говорится. Многих партизан даже не считают участниками войны.
   Госчиновники, отправляя солдат в «горячие точки», всегда прикрывались словами о воинском долге. А что такое воинский долг? Любое выполнение приказа командира? Что такое армия, для чего она существует в стране? В чьих интересах воюет? Кому нужна была афганская война? А чеченская? Кто понесет ответственность за их развязывание? Кто, наконец, подсчитает, какова истинная цена войны? Или так и не остановится счет погибших солдат, вдов и сирот?

                                                                      * * * * *
   Суть трагедии, начавшейся 22 июня 1941 года, прежде всего в том, что потери нашей армии были колоссальны. Если численность нашей группировки на Западе в тот день составляла 2920365 человек, то за 6 месяцев боев только по официальным данным выбыло из строя 2335000 человек. Это 80%. Причем погибло или умерло от ран в госпиталях 556 тысяч. Это каждый пятый. Остальные оказались в плену. Плюс к тому за 3,5 месяца органами НКВД задержано более 657 тысяч дезертиров (22,5%). Выходит, что подавляющее большинство кадровых военнослужащих (вольно или невольно) не участвовало в обороне страны.
   Не меньше поражают и потери боевой техники. 1489 наших самолетов уничтожено на земле в первый день агрессии. Плюс к тому - сбито в бою 322 самолета. Если 22 июня 1941 года в западных приграничных округах СССР насчитывалось 15687 танков и штурмовых орудий, то в декабре их осталось лишь 774. Советские войска теряли по 665 танков в день. Это при том, что у вермахта было к моменту нападения танков и штурмовых орудий лишь 4171. И по тактико-техническим характеристикам они были не лучше наших. (История второй мировой войны. М., 1975. Т.4. С 284).

 

  М.В. ЧЕРЕПАНОВ, руководитель рабочей группы Книги Памяти Республики Татарстан,
член-корреспондент Академии Военно-исторических наук, бывший руководитель
поискового отряда «Снежный десант» на территории Новгородской области.

  

"Новгородский МЕМОРИАЛ", №29
© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий