Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Кабардино-Балкарская Республика

Кабардино-Балкарская Республика Региональная организация РАЖНПР
Государственные органы реабилитации
Комиссия по восстановлению прав жертв политических репрессий
Книга Памяти, другие издания
Памятники
Законодательство


 НИ ПОНИМАНИЯ, НИ ПОДДЕРЖКИ ДЛЯ ЖЕРТВ СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

 

Репрессированные в 1930–40-е годы граждане Кабардино-Балкарии считают, что страна возвращается на «сталинские рельсы».

Сегодня в Кабардино-Балкарии по данным Министерства внутренних дел КБР насчитывается более 57 тысяч граждан, пострадавших от незаконных репрессий в период с конца 1920-х по начало 1950-х годов. В это число входят те, кто подвергся репрессиям по сословному и политическому признаку, члены семей пострадавших в ходе коллективизации, представители депортированных народов, а также лица, причисленные после разгрома нацистской Германии к коллаборационистам.

Клеймо предателя

Хамид Гучев родился в 1942-м году в Баксане, в интеллигентной семье. Его дед был муллой, имел собственное подворье и поэтому сначала был лишён избирательных прав, а в начале 1930-х годов — практически всего имущества. Отец Хамида — Абу, получив домашнее образование, изучал фольклор адыгов, но в 1937 году был арестован по обвинению в «буржуазном национализме» и два года отсидел в тюрьме. Когда началась война, и вермахт захватил Кавказ, Абу Гучев с семьей не смог эвакуироваться и остался под оккупацией. «Понимая, что за прошлые «грехи» и за то, что он остался «под немцем» всех нас репрессируют — отец ушел с немцами, — рассказывает Хамид. — В числе тысяч соплеменников, мы прошли через Тамань — Крым — Украину — Белоруссию и, в конце концов, оказались в лагере для беженцев в австрийском Тироле на реке Драу. В мае 1945 года нашу семью, вместе с другими кавказцами и казаками английские оккупационные власти выдали Советам.» Хамиду Гучеву было всего 3 года и обо всем этом он рассказывает со слов покойного старшего брата. После выдачи Абу был осужден на 10 лет колымских лагерей, а семья с малолетними детьми находилась сначала в лагере для военнопленных в Красноярском крае, а затем на спецпоселениях в Казахстане и Узбекистане. Абу умер в лагере, так и не увидев больше свою семью. Хамид и его семья вернулись на Кавказ лишь в 1958 — после смерти Сталина и реабилитации. Правда, она была объявлена только на словах. Ни Хамид, ни его брат с сестрой не могли нигде найти работу. «Мать получала пенсию — 10 рублей! (на сегодня около 15 $) — вспоминает Хамид, — и зарабатывала лишь надомной работой — шитьем, за что не раз подвергалась преследованиям со стороны милиции» (такого рода деятельность приравнивалась к частному предпринимательству, которое преследовалось по закону). Лишь в конце 1960-х годов, когда отношение государства к репрессированным смягчилось, Хамиду удалось поступить заочно в КБ университет и получить диплом строителя. Примерно в то же время образование получили его брат, который стал агрономом и сестра, ставшая библиотекарем. Однако местные власти продолжали всячески «опекать» семью Гучевых, и ее членам пришлось разъехаться. Старший брат уехал в КЧР, где сумел, наконец, найти подходящую работу на селе, а сестра до самой пенсии проработала в одной из школьных библиотек Баксана, получая нищенское жалование. Хамид, так же остался в КБ, но переехал в Нальчик и до самой пенсии работал на разных стройках — рабочим, мастером и прорабом. Квартиру он получил только к концу своей трудовой деятельности. Семья из пяти человек (учитывая 3-х родившихся за это время детей) была вынуждена поселиться в маленькой 1,5-комнатной квартире в ветхом доме, где практически отсутствовали коммунальные удобства. В ней старик Хамид и его младший сын со своими детьми живет по сей день. Из-за того, что никогда подолгу не работал на одном месте, получает пенсию немногим больше 6 тысяч рублей (105 $). «Иногда я думаю, что было бы, если бы мой отец, тогда в 1945-м послушался некоторых своих земляков и бежал из лагеря на Драу в американскую зону оккупации — в Италию? — говорит Хамид. — Наверное, все было бы иначе. Но я понимаю, что отец не мог так поступить, ведь у него на руках был я — 3-летний ребенок и измученные постоянными скитаниями мать, жена и малолетние брат с сестрой. Моя прабабка, помню, говорила о нашем государстве не иначе как «къэраль угъурсыз», то есть, «злая власть». Теперь, своим внукам я говорю: «Здесь вам ничего не светит, постарайтесь уехать куда-нибудь — в Канаду, в Штаты, в Австралию, где сможете нормально работать и нормально жить». Но они, молодые и все же надеются на перемены к лучшему, а я уже ни на что не надеюсь!» По словам Маркса Шахмурзова, руководящего местным отделением ассоциации жертв политических репрессий с 1998 года, в число 57 000 зарегистрированных входят те, кто родился до 1957 года в местах ссылок и в исправительно-трудовых лагерях. Возраст 12 тысяч из них превышает 73 года. Однако списочный состав ассоциации составляет 860 человек. «Это наиболее активная часть, — говорит Маркс, — то есть те люди, которые принимают непосредственное участие в мероприятиях, ставят свои подписи под петициями и обращениями и т. п. Но мы занимаемся проблемами всех незаконно репрессированных».

Дискриминация по территориальному признаку

Получая от государства мизерные пособия, эти люди вынуждены решать свои бытовые проблемы либо в частном порядке, либо с помощью некоммерческих организаций. Их материальное положение существенно ухудшилось после принятия Госдумой РФ в 2004 году закона о монетизации льгот. В соответствие с ним льготы незаконно репрессированным гражданам теперь оплачиваются из бюджетов регионов, среди которых есть как богатые (Москва, Санкт-Петербург, Татарстан, Башкортостан и т. д.) так и бедные (КБР, Ингушетия, КЧР и т. д.). Если республика дотационная, то ее руководство может, на свое усмотрение, эти льготы либо минимизировать, либо отменять вовсе. «В КБР, — говорит Маркс Шахмурзов, — пособие незаконно репрессированному гражданину складывается из оплаты транспортных расходов, 780 рублей в месяц (14 $) и 50% оплаты коммунальных услуг, от 500 до 1000 рублей в месяц (9–18 $).» Всего же, по данным Пенсионного Фонда РФ по КБР, средний размер пенсий в республике составляет 9 579 рублей (170 $), что на 650 рублей (12 $) меньше, чем в среднем по Северо-Кавказскому Федеральному округу и на 2 500 рублей (44 $) меньше, чем в среднем по Российской Федерации. В то же время, в богатых регионах представители этой категории граждан сохранили за собой, действовавшие до 2004 года, льготы на ежегодное бесплатное лечение в любом лечебно-оздоровительном учреждении России и на бесплатный проезд туда и обратно, а также некоторые другие. Таким образом, пострадавшие от советского произвола в 1920-е–1950-е, граждане КБР и многих других регионов теперь подвергаются дискриминации по территориальному признаку. «Если учесть, что указанный размер пенсий по КБР является средним лишь номинально, если учесть также, что бесплатной медицины в республике фактически не существует и если приплюсовать сюда непрерывно растущие цены на лекарства и продукты первой необходимости, нетрудно представить, как тяжела жизнь представителей данной категории граждан в Кабардино-Балкарии», — говорит Маркс Шахмурзов.

Корень зла — в нежелании отказаться от большевистской идеологии

Несмотря на такое положение вещей, местной отделение ассоциации в меру своих сил старается помочь незаконно репрессированным. Из беседы с руководителем ассоциации стало ясно, что вся ее работа держится на спонсорской помощи отдельных представителей бизнес-сообщества, чиновничества и частных пожертвованиях. Тем не менее, несмотря на помощь отдельных спонсоров и благотворителей, указанная категория граждан КБР испытывает серьезные проблемы в части медицинского обслуживания. В местное отделение Российской ассоциации жертв политических репрессий очень часто обращаются старики, которым под различными предлогами отказывают в необходимой медицинской помощи и даже в госпитализации. Не так давно, по словам Маркса Шахмурзова, для того, чтобы положить 80-летнего старика в государственную больницу, ему пришлось прибегать к помощи прокуратуры. «Материально бытовых проблем у незаконно репрессированных в КБР, конечно, хватает, — говорит Шахмурзов, — и они наиболее чувствительны для этих пожилых, больных людей. Однако, корень зла, как мне представляется, в нежелании власти отказаться от старой советской идеологии. В последнее время в официальных СМИ обозначилась явная тенденция к политической и моральной реабилитации таких одиозных личностей, как Сталин, Ежов, Берия и многих других кровавых палачей. Сегодня ТВ, радио и пресса характеризуют их, как успешных менеджеров и государственников, а их злодеяния, как и в эпоху сталинизма, оправдывают политической необходимостью».

Памятники палачам

Уже много лет общественные организации КБР требуют снести памятник руководителю автономии 1920-30-х годов Беталу Калмыкову. Калмыков являлся проводником сталинской репрессивной политики, жертвами которой стали тысячи граждан КБР. Недавно, этот памятник убрали с постамента, но, по словам Маркса Шахмурзова, убрали лишь для реставрации, и вскоре собираются установить его вновь. «Мы считаем, что улицы, названные в честь таких большевистских деятелей и военачальников, как Видяйкин, Дзержинский, Захаров, Калинин, Ворошилов, Павлик Морозов и других должны быть переименованы». Руководство местного отделения ассоциации отправляло запрос властям о проведении 27 мая митинга у постамента памятника Беталу Калмыкову. Однако митинг в этом месте был запрещен. Мэрия указала, что его можно будет провести лишь 17 июня в спальном районе Нальчика «Искож», на рабочей окраине. Это обстоятельство сильно удручает активистов ассоциации, так как там нет никаких символических объектов и условий для устройства массового мероприятия. Тем не менее, активисты хотят поднять вопрос о ликвидации памятника палачу своего народа и устройстве на его месте шести мемориальных плит с именами истребленных большевиками граждан Кабардино-Балкарии. В КБР, как и во всех других регионах РФ уже несколько лет существуют Общественные палаты, призванные решать подобные вопросы, доводить до власти общественное мнение. Однако, по мнению Маркса Шахмурзова и подавляющего большинства общественников, свои функции ОП в Кабардино-Балкарии не выполняет. «Общественная палата в КБР это «вывеска», — говорит Маркс Шахмурзов. — Это послушный властям орган, «деятельность» которого оплачивается из республиканского бюджета. На ее содержание в прошлом году потрачено 13 млн. рублей (230 тыс. $). Думаю, что эти деньги можно было бы направить на реальную помощь нуждающимся гражданам, в том числе и незаконно репрессированным».

«Divida et impera» или бикфордов шнур земельного вопроса

Особое место в деятельности республиканского отделения Российской ассоциации жертв политических репрессий, а также сотрудничающих с ним национальных общественных организаций и правозащитников занимает и проблема полноценной реабилитации депортированного в 1944 году балкарского народа. Председатель Совета старейшин балкарского народа Исмаил Сабанчиев обозначил наиболее острые вопросы этой реабилитации. «Несмотря на указ 1957 года, провозгласивший полную экономическую, политическую и территориальную реабилитацию балкарцев, таковой не произошло до сих пор, — говорит Исмаил Сабанчиев. — Из 32 предприятий, действовавших на территории балкарских районов КБАССР и ликвидированных после депортации, ни одно не восстановлено. Перестали существовать более тридцати коллективных хозяйств, производивших 50% всей животноводческой продукции республики. 20 тысяч гектаров общественных земель, находившихся в пользовании этих хозяйств, незаконно приобретены новыми владельцами либо отданы под так называемый туристический кластер.» Схожая ситуация сложилась не только в балкарских селах, но и практически, во всех сельских населенных пунктах республики. «Такое положение вещей вполне устраивает Москву, которая всегда может использовать земельный вопрос для натравливания балкарцев на кабардинцев и наоборот, — говорит Исмаил Сабанчиев. — В своей национальной политике Россия до сих пор не отказалась от принципа «divide et impera» (разделяй и властвуй), в то время как ее наместники из числа компрадорской буржуазии и местного чиновничества, в обход всех существующих законов, лишают коренные народы КБР основы существования — земли.» Председатель Совета старейшин балкарского народа Исмаил Сабанчиев считает, что если власть будет и дальше игнорировать данную проблему, то потомки нынешних кабардинцев и балкарцев попросту останутся без родины и полностью растворяться в иноязычной и инокультурной среде.

 Источник: Open Caucasus Media , Автор: Open Caucasus Media. Опубликовано: 28 июня 2017

 

                    В Нальчике говорили о памятнике жертвам политических репрессий

   10.11.2016 г. в Нальчике в Музее изобразительных искусств им. А.Л.Ткаченко открылась  выставка Государственного музея истории ГУЛАГа и Фонда Памяти «Стена скорби», посвященная созданию первого в России общенационального монумента жертвам политических репрессий, передал в четверг корреспондент РИА «Кабардино-Балкария».  «Значение этой выставки, как и значение памяти, объяснять не стоит: мы все знаем и помним историю. Мы должны сделать все, чтобы убрать «черные пятна» из памяти народа, чтобы вместе двигаться к развитию и процветанию страны», - сказал, открывая выставку, министр культуры Кабардино-Балкарии Мухадин Кумахов. Советник президента РФ, председатель попечительского Совета Фонда Памяти Михаил Федотов рассказал об истории появления выставки в Нальчике. «Некоторое время назад мы приезжали к вам и предложили привезти выставку. Юрий Коков сказал: да, нам нужно показать у себя такую выставку. Приятно, когда слова не расходятся с делом, и я благодарю и руководство республики, и коллектив музея за четкую, оперативную работу», - отметил М. Федотов. «Наша задача – ознакомить людей с проектами мемориала жертвам политических репрессий, который будет возведен в Москве, на углу Садового кольца и проспекта Сахарова, согласно указу президента РФ», - подчеркнул М. Федотов. «Мы должны отречься от преступного прошлого. Надо, чтобы на этой выставке побывали школьники, студенты, молодежь. Пусть они поймут, что наша история была сложной и тяжелой», - добавил советник президента РФ. «Спасибо, что пришли на выставку!» - обратился М. Федотов к присутствующим. Председатель парламента КБР Татьяна Егорова, в свою очередь, отметила, что народ КБР ощутил на себе тяжесть репрессий. «Важно, чтобы общественность помнила об эпохе репрессий, сопереживала ее жертвам, и чтобы это никогда больше не повторилось!» - подчеркнула Т. Егорова. «Помочь возведению мемориала вы можете тремя способами: опустить деньги в ящик, стоящий в музее, послать смс на номер 3434 или перевести с банковской карты на счет Фонда Памяти», - сказал министр культуры КБР. В одном из залов музея посетителям выставки был показан фильм о работе над проектом мемориала, отметил корреспондент РИА КБР.

© РИА «Кабардино-Балкария», 2016

  

1_1024

 

   

                     

 В Нальчике вспоминали жертв политических репрессий

   30 октября 2015 года повсеместно в  России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Сегодня в Нальчике, у  Памятника жертв политических репрессий в Атажукинском саду, собрались на возложение цветов те, кто захотел вспомнить о безвинно ушедших, – сообщил корреспондент РИА «Кабардино-Балкария». Почтить память репрессированных пришло более 50 человек. Митинг традиционно начался с мусульманского молебна. «Каждый год мы вспоминаем всех, кто пострадал от репрессий. После того, как был установлен этот памятник, у нас есть место, куда мы можем прийти и помолиться о безвинно ушедших», –  сказала, открывая митинг, председатель Общественной организации жертв политических репрессий народов Кабардино-Балкарии Надежда Коджакова-Кульчаева. «Хочется надеяться, что такое бесчеловечное отношение к людям никогда больше не повторится. Нам же, оставшимся в живых, нужно сделать все, чтобы подрастающее поколение знало и помнило и про такие черные страницы нашей истории», – подчеркнула Н. Коджакова-Кульчаева. Митинг организован и проведен общественной организацией совместно с администрацией Нальчика. «К великому сожалению, трагичных страниц в истории нашей страны немало, переписать их или что-либо изменить не в наших силах. Сегодня мы можем только научиться  проявлять толерантность, дружелюбие друг другу, с уважением относиться к культурным ценностям братских народов. Обращаясь к молодым людям, хочу сказать: надо всё делать в жизни для того, чтобы не было повторения трагедии»,  - сказал начальник Управления по физической культуре, спорту и делам молодежи администрации Нальчика Беслан Буздов.

 © РИА "Кабардино-Балкария", 2015

     1053107210831100109510801082_2015_450

 

 

 

В Кабардино-Балкарии на народные деньги будет издана

Книга Памяти жертв политических репрессий

 10501085108010751072_105510721084110310901080_105010411056_1092108610901086_120Кабардино-Балкарским отделением общероссийской общественной благотворительной организации пенсионеров и инвалидов и Российской организации жертв политических репрессий подготовлена к печати Книга памяти жертв политических репрессий. Об этом сообщает корреспондент "Кавказского узла" со ссылкой на пресс-службу Управления ФСБ РФ по Кабардино-Балкарии. "По материалам Федеральной службы безопасности собран огромный фактологический материал, охватывающий период с 1920 по 1950 годы прошлого века и включающий в себя сведения более чем о пяти тысяч человек - репрессированных по политическим соображениям и впоследствии реабилитированных", - говорится в сообщении пресс-службы. Однако, для того, чтобы первый том этого уникального издания увидел свет, необходимы финансовые средства. Инициаторы создания республиканской Книги памяти приняли решение издать ее на народные средства. Открыт специальный счет в коммерческом банке "Бум-банк". Авторы идеи издать Книгу памяти на народные деньги выражают уверенность, что она получит поддержку как со стороны коммерческих структур, так и общественных организации и граждан, так как репрессии в той или иной мере затронули значительное количество жителей республики. Сведения о спонсорах будут приведены на страницах издания. Контроль над поступающими средствами будет осуществлять инициативная группа из числа авторитетных жителей республики. Работа над сбором данных для Книги памяти началась по распоряжению Правительства Кабардино-Балкарии в 2005 году. Всего собраны данные на 5 тысяч человек. Данные собираются в алфавитном порядке. В первый том книги вошли репрессированные лица, фамилии которых начинаются на первые буквы алфавита. Данные содержат фамилию, имя, отчество репрессированного, информацию о том, где он жил, чем занимался, были ли у него награды, дату ареста, каким органом был арестован, какое ему было предъявлено обвинение, дату принятия постановления, приговор, дату реабилитации. По данным Ассоциации жертв политических репрессий с 1918 по 1950 годы в Кабардино-Балкарии были репрессированы 55 тысячи человек. Они все  впоследствии были реабилитированы, за исключением 42 человек, которым было отказано в реабилитации. По данным Ассоциации, в Нальчике были специальные места для расстрела, некоторые из них до сих пор неизвестны. По словам Нины Лафишевой, преподавателя КБГУ, работавшей над Книгой памяти, "спокойно читать эти дела невозможно". "Как будто соцобязательства раздавали: столько-то посадить, столько-то расстрелять. Женщин сажали, как членов семьи изменников родины, детей - как детей врага народа", - рассказала она в мае прошлого года в ходе "круглого стола" в правозащитном центре Кабардино-Балкарии, приуроченном к 70-й годовщине "большого террора" 1937 года

Автор: Луиза Оразаева, собственный корреспондент "Кавказского узла";
Источник:
http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/142152/   © Кавказский Узел. 26 сентября 2008.

 

 

© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий