Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Новости

27/02/2019 Председатель КГБ СССР Андропов, карательная психиатрия академика Снежневского и вялотекущие феврали боевого генерала ВОВ Петра Григоренко

 27 февраля 1970 года советский Ташкентский суд вынес верноподданическое определение: «преступления» совершены Григоренко «в состоянии невменяемости». В мае 1970 года психически здоровый,  боевой генерал ВОВ Петр Григоренко был помещен в спецпсихбольницу МВД в Черняховске Калининградской области.

Карательная психиатрия — орудие борьбы с «мыслепреступниками»

31 августа 2016 г. Главк.Инфо
Карательная психиатрия — орудие борьбы с «мыслепреступниками»
Грозное оружие в борьбе с инакомыслящими в руках властей при тоталитарных режимах – карательная психиатрия (начало материала читайте здесь). Если злоупотребления психиатрией в политических целях в СССР в 1930-1950-х годах носили спорадический характер, то в 1960-1970-х годах они стали одним из основных методов борьбы с «мыслепреступниками».
Так, в конце 1960-х – начале 1970-х за свои взгляды и «антисоветские» действия прошли через спецпсихбольницы столь известные впоследствии диссиденты, как Владимир Буковский, Виктор Файнберг, Наталья Горбаневская, Валерия Новодворская, Жорес Медведев, Виктор Некипелов и многие другие.
      Любопытно, что в апреле 1969 года Председатель КГБ Юрий Андропов направил в ЦК КПСС проект плана расширения сети психбольниц и усовершенствования их использования для защиты интересов государства и общественного строя. Как раз в это время был решен вопрос об очередном аресте генерала-правозащитника Петра Григоренко
      Вскоре после того как благополучный советский генерал Петр Григоренко в 1961 году выступил на партконференции в Москве с критикой Никиты Хрущева, он был переведен на Дальний Восток. Это не смутило Григоренко – он лишь укреплялся в своих выводах, что с руководством КПСС надо вступать в борьбу, «а не пытаться умилостивить его верноподданическими просьбами».
     2 февраля 1964 года Григоренко задержали в Хабаровске и доставили в Москву. Через несколько дней ему предъявили обвинение в том, что он «изготовил рукописный текст листовки антисоветского содержания», а еще через два месяца психиатрическая комиссия под председательством академика  Снежневского признала его невменяемым. Около года генерал содержался в Ленинградской психиатрической больнице, а после определением Военной Коллегии был снят с принудительного лечения, но лишен звания и пенсии.  Генерала это не испугало, более того, во второй половине 1960-х он стал одним из активных участников борьбы крымских татар за свои права. В начале мая 1969 года в Ташкенте готовился процесс активистов крымскотатарского движения. Григоренко должен был выступить на нем общественным защитником, для чего 2 мая прибыл в Ташкент. Уже на месте выяснилось, что суд откладывается, а перед вылетом в Москву Григоренко арестовали. Ему было предъявлено обвинение «в изготовлении, размножении и распространении документов, в которых содержатся заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй». По постановлению следователя генералу назначили судебно-психиатрическую экспертизу, которая состоялась в Ташкенте 18 августа. Члены комиссии пришли к выводу, что Григоренко «признаков психического заболевания не проявляет… В содеянном вменяем».      Это был не тот диагноз, который ждали власти. Угодный им диагноз вынесли в Москве в Центральном Научно-исследовательском институте судебной психиатрии имени Сербского. Комиссия московских психиатров не согласилась с выводами ташкентских коллег, и 30 декабря 1969 года уголовное дело в отношении Петра Григоренко было направлено в суд «для применения мер медицинского характера». 27 февраля 1970 года суд вынес определение: «преступления» совершены Григоренко «в состоянии невменяемости». В мае 1970 года Петр Григоренко был помещен в спецпсихбольницу МВД в Черняховске Калининградской области.
Началась длительная и трудная борьба за его освобождение…
     Свирепость системы более чем красноречиво демонстрирует история психиатра Семена Глузмана, который в 1971-1972 годах поставил под сомнение диагноз Григоренко. На основании изученных им статей, заключений врачей, сообщений единомышленников Глузман пришел к выводу, что Григоренко «психическим заболеванием не страдает». В марте 1972 года у психиатра был проведен обыск, а в мае он был арестован. Суд признал Глузмана виновным по статье «антисоветская агитация и пропаганда» и приговорил его к 7 годам лагерей и 3 годам ссылки.
=По материалам https://glavk.info/news/
© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий