Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Новости

23/02/2019 К 97-летию декрета ВЦИК РСФСР от 23 февраля 1922 года "Об изъятии церковных ценностей"

Правда о лжи

 

  “Легитимист” - Информационное Агентство Российского Имперского Союза-Ордена.
Автор: Сорокин Андрей | 06.02.2012 08:45

К 90-летию декрета ВЦИК РСФСР от 23 февраля 1922 года об изъятии церковных ценностей.

23 февраля (по старому стилю - 10 февраля) - годовщина издания большевистского декрета об изъятии церковных ценностей. Казалось бы, какую актуальность может иметь данное событие в наши дни, в XXI веке. Сегодня, когда на башнях русской национальной святыни, московского Кремля, мы по-прежнему видим рубиновые пентаграммы, когда недалеко от памятника действительным героям России – Минину и Пожарскому – до сих пор бережно сохраняется мумия величайшего, если к нему применимо это определение, из преступников, мы не вправе говорить, что ужас большевизма есть только достояние истории, он ещё жив в сердцах многих из нас. Поэтому мы и девять десятилетий спустя должны знать правду о погроме, который был организован и беспощадно проведен коммунистами под видом подавления сопротивления помощи голодающим.

Кровь десятков тысяч истинно русских людей, твердо и до конца стоявших за истину и принявших мученическую смерть от рук извергов рода человеческого, взывает к нашей памяти.

Как известно, причиной изъятия церковных ценностей, причем ценностей именно Русской Православной Церкви, была названа необходимость помощи голодающим. Однако, был ли в действительности в то время в России голод, был ли он вызван исключительно объективными причинами и было ли изъятие церковных ценностей единственным и необходимым способом борьбы с голодом?   Для того чтобы ответить на эти вопросы, рассмотрим, прежде всего, принципиальное отношение большевистской власти к голоду, как таковому. Бессмысленный, казалось бы, вопрос. Как же еще можно относиться к голоду, как ни к величайшему бедствию. Но, самое поразительное, что именно голод являлся одной из главных, необходимых, сознательных и, следовательно, положительных с токи зрения большевиков, составляющих коммунистической политики.   Еще до октябрьского переворота в статье «Сумеют ли большевики удержать власть» Ленин писал: «Хлебная монополия… является самым могучим средством учета и контроля… Это средство… принуждения к труду посильнее законов конвента и его гильотины. Гильотина только запугивала, только сламывала активное сопротивление (принуждению к труду, надо полагать – А.С.), нам этого мало. Нам надо сломать и пассивное, несомненно, еще более опасное и вредное сопротивление». Схема такой политики была ясна. Коммунистическая идея сама по себе отрицала возможность какого-либо рынка, в том числе и хлебного. Большевистская бюрократия должна была сосредоточить в своих руках все продукты («учет»), а затем распределять эти продукты («контроль») так, чтобы за хлебную карточку человек, оголодавший и униженный голодом, превратился в бессловесного раба. В противном случае, когда голода можно было бы избежать без содействия власти, нельзя было бы рассчитывать на полную лояльность населения. Поэтому только, возможность усмирить недовольных властью организацией голода являлась одной из целей и условий существования антинародной власти. «Распределяя его (хлеб – А.С.), мы будем господствовать над всеми областями труда» [В.И. Ленин. Полн. Собр. Соч., 5-е изд. С. 449].   ...

 ...................................................................................................................................................................................

 

Только в 1922 году в связи с изъятием церковных ценностей было расстреляно и замучено духовных лиц разного звания:

В Архангельской губернии – 49 человек; в Астраханской – 85 человека; в Петроградской  - 36 человек; в Вологодской – 27 человек; в Пермской – 34 человека; в Вятской – 41 человек; в Екатеринбургской – 29 человек; в Новгородской – 68 человек; в Псковской – 31 человек; во Владимирской – 81 человек; в Иваново-Вознесенской – 54 человека; в Костромской – 72 человек; в Тверской – 94 человека; в Московской – 36 человек; в Тульской – 61 человек; в Нижегородской – 68 человек; в Симбирской – 47 человек; в Казанской – 24 человека; в Уфимской – 28 человек; в Самарский – 61 человек; в Челябинской – 20 человек; в Семипалатинской – 12 человек; в Омской – 19 человек; в Барнаульской – 41 человек; в Уральской –  49 человек; в Саратовской – 52 человека; в Тамбовской  – 41 человек;   в   Орловской губернии –  78 человек; в Курской – 68 человек; в Харьковской – 98 человек; в Полтавской – 124 человека; в Екатеринославской – 92 человека; в Донской области – 97 человек; в Таганрогский губернии – 36 человек; в Крымской – 44 человека; в Черниговской – 78 человек; в Одесско-Херсонской – 191 человек; в Могилевской – 61 человек; в Минской – 49 человек; в Бобруйской – 29 человек; в Смоленской – 62 человека; в Екатеринодарской – 69 человек; в Черноморской – 37 человек; в Ставропольской – 139 человек; во Владикавказской – 72 человека.

Всего 2 692 человек белого духовенства, 1 962 человека монашествующих, 3 447 монахинь и послушниц.

Массовые репрессии в отношении православного духовенства продолжались и в последующие, уже урожайные годы, причем с не меньшим зверством. ...

© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий