Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Новости

16/02/2019 53 года обсуждению уникально правдивой книги о войне А.М. Некрича «1941, 22 июня» , которое послужило началом репрессий автора и его друзей-историков брежневскими сталинистами.

 http://vivovoco.astronet.ru/VV/THEME/STOP/LEFT.JPG16 февраля 1966 года в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС состоялось Обсуждение книги А.М. Некрича о войне «1941, 22 июня», которое закончилось победой сталинистов - запретом книги, репрессиями автора, его друзей-историков и специалистов давших положительные отзывы на эту книгу. 

(Алекса́ндр Моисе́евич Не́крич (3 марта 1920, Баку — 2 сентября 1993, Бостон) — советский историк, доктор исторических наук, специалист по европейской истории XX века, после эмиграции в США — специалист по советской и российской истории. Особую известность получила его книга «1941. 22 июня», за которую автор подвергся репрессиям. Весной 1975г. А.Некрич завершил книгу «Наказанные народы», о массовых депортациях народов в СССР. Осознавая, что книгу подобного содержания власти в СССР не позволят издать, А. Некрич передал рукопись для опубликования за границей[9]. На русском языке впервые книга вышла в журнале «Нева» в 1993[10].

В июне 1976 эмигрировал из СССР. В начале жил и работал в Лондоне, затем в США, в Русском исследовательском центре Гарвардского университета, г. Кембридж, Массачусетс (Russian Research Center, Harvard University) — одном из самых крупных в США центров по изучению России (создан в 1948 году по инициативе корпорации Карнеги и на её средства)[11].

     А. М. Некрич обладал талантом историка-исследователя и публициста, он писал свои работы ярко, увлекательно, страстно. Не без препятствий, но довольно быстро защищает кандидатскую и докторскую диссертации, становится старшим научным сотрудником Института истории АН СССР, его рекомендуют для избрания в члены-корреспонденты Академии наук[7].

     В 1965 году в издательстве АН СССР «Наука» вышла его  книга о начале ВОВ «1941, 22 июня». Книга впоследствии была издана в нескольких странах Европы и в США. В книге не использовались документальные источники, а были использованы ценные сведения, почерпнутые автором из бесед с непосредственными участниками событий. Но эта книга вызвала огромное недовольство руководителя КПСС Л.Брежнева, тяготевшего к реабилитации сталинизма в СССР...

    Тысячи листов партийного «дела Некрича» – это история борьбы ЦК КПСС, КГБ СССР, МИД СССР, партийных чиновников, придворных историков и военачальников против одной книжки и ее автора. Конечно, никакого партийного расследования не было бы, если бы не упомянутая нами популярность Некрича и его концепции за рубежом. А последней каплей была статья в журнале «Шпигель» 18 марта 1967 года. В ней не только рассказывалось о содержании книги и ее обсуждении, но и давался редакционный комментарий. В нем было написано, что «на XXIII съезде КПСС руководитель КПСС Брежнев хотел реабилитировать Сталина. Этому воспротивилась группа прогрессивно настроенной интеллигенции, военные, ученые и др. Их мнение было выражено в книге историка Некрича «1941, 22 июня». Когда заведующий отделом науки и учебных заведений ЦК КПСС Сергей Трапезников (он занимал эту должность с 1965 по 1983 год) продемонстрировал «Шпигель» Брежневу, тот был в бешенстве. Комитету партийного контроля было поручено разобраться во всех обстоятельствах публикации книги и ее обсуждения в Институте марксизма-ленинизма в 1966 году, «краткая запись» которого попала на Запад, наказать всех авторов позитивных отзывов и, что самое главное, свести на нет «использование книги буржуазной пропагандой».  В 1967 году за отказ признать «свои ошибки» Александр Некрич был исключен из КПСС Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС под председательством члена Политбюро ЦК КПСС А. Пельше: Исключить из членов КПСС Некрича Александра Моисеевича (член КПСС с марта 1943 г., партбилет № 0015879) за преднамеренное извращение в книге «1941. 22 июня» политики Коммунистической партии и Советского государства накануне и в начальный период Великой Отечественной войны, что было использовано зарубежной реакционной пропагандой в антисоветских целях. В августе 1967 года книга «1941. 22 июня» была изъята из всех библиотек СССР, в которых не было «отделов специального хранения» (закрытых хранилищ без свободного доступа, контролируемых сотрудниками КГБ)...

https://www.sovsekretno.ru/public/userfiles/images/nekrich1944+.jpgА.М.Некрич:  "Когда я думаю о наказании, которое постигло почти всех участников дискуссии, не могу отделаться от мысли, что дело было не только в книге, а в общей тенденции, возникшей в нашей стране вскоре после революции. Партийная установка, нигде публично не высказанная в прямой форме, заключалась в том, чтобы создать новую коллективную память народа, начисто выбросить воспоминания о том, что происходило в действительности, исключить из истории все, что не соответствует или прямо опровергает исторические претензии КПСС.

     Очистка коллективной памяти производилась прежде всего путем физического уничтожения живых свидетелей истории. Систематический террор уничтожил послойно российскую интеллигенцию - хранительницу народной памяти, включая всех представителей буржуазных партий, за ними последовали эсеры, потом марксисты-меньшевики и, наконец, марксисты-большевики. После этого начались регулярные чистки среди нового поколения гуманитариев. И каждый раз народ избавляли от части его коллективной памяти, от части его истории. Взамен насаждалась память о том, чего на самом деле не было - искусственная память. А если кто-нибудь вдруг всплеснет руками да воскликнет: “Помилуйте, так ведь все не так было!” - он и есть самый опасный человек. И тут власть требует отречения и покаяния, а если нет, то начинает мстить.

     Мстительность власти, я бы сказал, мелкая мстительность власти - это неотъемлемая характерная черта советского режима.

После моего исключения из партии пострадали почти все мои друзья, не только один Слезкин. Каждый по-своему, конечно. Никто из них не получал больше разрешения на выезд за границу. Одна сотрудница Института, с которой мы были дружны когда-то, была удалена с поста ученого секретаря Института. Разумеется, формальная причина была подыскана.

Однако “промыванием мозгов” дело не ограничилось. Дашичев, Кулиш, Анфилов ушли в отставку с военной службы. Известного публициста Евгения Александровича Гнедина долго таскали в Комитет партийного контроля, а он до того провел в сталинских лагерях семнадцать лет. В течение двух лет КПК пытался “схватить” Алексея Владимировича Снегова, старого коммуниста, отсидевшего также семнадцать лет на Колыме, а после возвращения ставшего активным борцом за восстановление исторической правды. Было предписано исключить Снегова из партии. Самсонов лишился своего поста директора издательства “Наука”, через некоторое время его назначили главным редактором институтского издания “Исторические записки”. Расправа коснулась не только тех, кто принимал участие в обсуждении моей книги, но заодно и тех, на кого сталинисты давно точили зубы."

© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий