Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Новости

03/04/2018 Карельские власти преследуют Юрия Дмитриева за успехи в поисках доказательств уголовных преступлений советского большевистского режима в Карелии? Его уголовное дело похоже на политическую репрессию !
Лента.ру  2 апреля 2018  Спорное порно.  (!!!)

Историк Дмитриев изучал репрессии Сталина. Его посадили за странные снимки дочки

Юрий Дмитриев
Юрий Дмитриев
Фото: Семен Майстерман / ТАСС

Петрозаводский суд поставил точку в резонансном деле о порнографии, в котором обвинили известного карельского историка и правозащитника Юрия Дмитриева: ему дали... Сам подсудимый категорически настаивал на своей невиновности, а друзья и коллеги связывают уголовное преследование с работой Дмитриева по изучению массовых захоронений жертв сталинских репрессий. Уголовному преследованию по «позорной» статье подвергся человек, посвятивший свою жизнь поиску правды о массовых убийствах в карельских лесах, о тысячах сгинувших в безымянных могилах без следа после сталинских зачисток. Благодаря раскопкам Дмитриева было обнаружено страшное место — Сандармох, где расстреляли и захоронили почти девять тысяч заключенных. В истории резонансного процесса разбиралась «Лента.ру».

Из лучших побуждений
Юрий Дмитриев, сам бывший детдомовец, восемь лет назад взял на воспитание трехлетнюю девочку. Его родные дети: сын и дочь, уже выросли. Ира (имя изменено) была слабенькой, худенькой, с сильным отставанием в физическом развитии. Но прежде чем девочка вошла в семью, Дмитриеву пришлось долго судиться, чтобы ему разрешили забрать ее. Об всем этом он рассказывал в суде.
«Он говорит о том, что когда готовился стать приемным отцом, то внимательно изучал все рекомендации и сведения, которые есть в интернете, в программах "Гарант", "Советник" и прочих. И еще в 2007 году вычитал, что с целью контроля можно делать такие фотографии. Если, скажем, через несколько лет у ребенка вылезет непонятное заболевание, может, позвоночник искривился или еще что, то врач смог бы увидеть, какая была ситуация в четыре года, в пять, в шесть. Такие обоснования делаются по всему миру», — рассказывал адвокат Дмитриева Виктор Ануфриев в августе прошлого года.
Дмитриев стал вести медицинский дневник, для которого фотографировал девочку в обнаженном виде — снимок спереди, сзади, сбоку. Фотографии складывались в папки — по годам — и хранились в его компьютере. Когда Ира окрепла, стала заниматься спортом, ее отец перестал вести этот фотографический контроль. «Было видно, как трепетно он к ней относится: постоянно что-то застегнуть, поправить, переправить, переодеть. "Тээк, надо Иришку в школу собрать, рюкзак новый купить, учебники купить», — рассказывали ребята из киношколы, которые вместе с Дмитриевым ходили в экспедиции на раскопки.«В первый год она сначала всех стеснялась. Была совсем интроверт-интроверт, а постепенно, за несколько лет, она стала супеоткрытым, очень веселым ребенком. Второй год, когда я приехал на Соловки, она уже просто подбегала к тебе, обнималась», — говорили другие. «Мотался он с ней и по кружкам, и везде, он ей занимался. Она оттаяла потихоньку. Куклы — это не ее. Самбо, драки, борьба —вот она себя нашла. На каждую тренировку шла с удовольствием, стала поправляться, физически стала крепнуть. Стала ездить по соревнованиям — папа не мог нарадоваться», — вспоминала уже взрослая дочь Дмитриева Катерина. Однако, именно девять снимков приемной дочери и стали потом поводом для возбуждения уголовного дела. 12 декабря 2016 года в правоохранительные органы поступила «анонимка» о том, что правозащитник хранит детскую порнографию. Сам Дмитриев потом рассказывал, что, вернувшись домой, нашел там беспорядок. По поводу незванных гостей он обратился к участковому. Но его жалоба осталась без внимания. Зато следователи учинили у него дома обыск и изъяли архив со снимками Иры. Ее отца арестовали и обвинили по статье 242.2 УК РФ («Использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов»).    
11-летнюю Иру забрали органы опеки и запретили общаться с приемным отцом. Эксперты «Центра социокультурных экспертиз» вскоре признали изъятые фотографии порнографическими. «Как порнография ему вменяется один снимок, по остальным снимкам ему вменяют статья "развратные действия"», — пояснил адвокат суть выдвинутых против Дмитриева обвинений. Кроме того, историку вменили незаконное хранение оружия: у него дома нашли часть старого обреза ружья.
«По делу было все»
1 июня 2017 года, в День защиты детей, историка начали судить в Петрозаводске. Процесс проходил за закрытыми дверями. К тому времени в поддержку правозащитника выступили сотни как простых, так и известных людей: среди них музыкант Борис Гребенщиков, режиссер Андрей Звягинцев, поэт Дмитрий Быков, писатели Борис Акунин и Людмила Улицкая. Петиция за оправдание Дмитриева собрала свыше 40 тысяч подписей. Сам историк на процессе не признал вину по «порнографическим» статьям. «Про обрез ружья, который у него изъяли, говорит, да, это было: нашел лет 20 назад обрез, положил дома, лежит. Если это состав преступления, то, пожалуйста, судите», — пересказывал показания своего подзащитного адвокат Виктор Ануфриев. По его словам, Дмитриев рассказал судье о своей жизни: как попал в детский дом, был усыновлен, о том, какую прошел подготовку перед тем как стать приемным отцом, как судился за Иру и как ее воспитывал после приюта. «Суд прерывал его неоднократно, указывая, что он отвечает не по делу. Но он настаивал: “Я полагаю, что по делу было все”», — вспоминал Ануфриев. Его подзащитный также признался судье, что ожидал развязки в виде уголовного дела за свою работу, но даже в своих фантазиях не мог предположить, что его обвинят в порнографии. Уже в суде адвокат Ануфриев добился проведения дополнительной экспертизы фотографий. На этот раз их изучали специалисты Федерального департамента независимой судебной экспертизы Санкт-Петербурга, который предложили прокуроры, поддерживающие обвинение на процессе. «Экспертиза дала заключение, что снимки не являются порнографическими, что сексуальных намерений, целей у Юрия Алексеевича не было», — сказал адвокат, добавив, что эксперты пришли к выводу, что снимки использовались исключительно для контроля физического здоровья девочки.
«Милости и пощады я у вас не прошу»
Повторная экспертиза фактически подтвердила позицию самого Дмитриеваи это решение не устроило обвинение. Прокуроры настояли на проведении экспертизы в отношении самого подсудимого, чтобы выяснить его психическую вменяемость. Для этого его отправили из Петрозаводска в Москву в институт судебной психиатрии имени Сербского. Никаких отклонений у него в итоге не выявили. А после возвращения из Москвы Дмитриев, после годового пребывания в СИЗО, вышел на свободу. Это случилось 27 января. Он рассказал, как прожил этот год в неволе. «Сначала было немножко не по себе — когда ты просто не можешь заниматься своим делом. А потом… Я не мог повлиять на ситуацию и изменил свое отношение к ней. Я знаю судьбы очень многих людей, которые прошли через этот изолятор в 30-е годы. Ну и вот я потихонечку начал понимать, что они ощущали, когда они видели эти же стены, ходили по этим же коридорам, слышали лязг этих металлических дверей. Они тоже были оторваны от семьи, своих детей, внуков. Некоторую аналогию можно провести между их обвинениями и моим обвинением», — вспоминал подсудимый. По словам Дмитриева, благодаря такой аналогии ему было достаточно легко выбрать модель своего поведения в СИЗО: говорить правду и ничего не бояться, оставаться независимым и не позволять на себе ездить. «Мне часто вспоминались слова Варвары Брусиловой [молодая дворянка Брусилова в начале 1920-х годов выступала против гонений на церковь, за что была заключена в Соловецкую тюрьму, а в 1937-м расстреляна у 8-го шлюза Беломорканала]: "Милости и пощады я у вас не прошу. Любой ваш приговор я приму со спокойной душой и совестью, потому что по моим религиозным верованиям смерти нет". Дважды в день я молился, такая зарядка для души. Между молитвами вспоминалось про одно, про другое, про третье. В общем, мозги не пустовали. Я знал, что это когда-нибудь кончится», — говорил Дмитриев. Историк не собирается сворачивать со своего пути — и намерен дальше заниматься поиском правды.
 
  
 
© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий