Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Новости

14/01/2016 Превратить "расстрельный дом" (Москва, ул. Никольская 23) в памятник жертвам сталинизма

http://mospravda.ru/upload/iblock/579/579126fbe5e01270c13a3f86e4fe592a.jpgРоссийская Ассоциация реабилитированных (РАР) призывает всех неравнодушных граждан поддержать предложение, выдвинутое на 9-м  Съезде жертв политических репрессий России 25 декабря 2015 года:

превратить «расстрельный дом»

В ПАМЯТНИК ИСТОРИИ

объект культурного наследия России.

г.Москва, Никольская улица, 23, рядом с Лубянкой

С 1935 года по указанному выше адресу размещалась Военная Коллегия Верховного Суда СССР (ВКВС). С февраля 1937-го здесь пошла неустанная кровавая «работа». Используя «целевой закон», принятый сталинистами заблаговременно, в день убийства Кирова, 1 декабря 1934 года, ВКВС оформляла широко известным лицам заранее известные «приговоры»...  по «упрощённой процедуре»: – без защиты, – без обжалования «приговора», – с немедленным приведением его в исполнение. Списки готовили в НКВД и утверждали в Политбюро ЦК ВКП(б). Существует 383 расстрельных списка: Молотовым подписаны 372, Сталиным 357, Кагановичем 188, Ворошиловым 185, Ждановым 176. Всего на 44 тысячи человек. На 39 тысяч из них была дана санкция осуждения по «первой категории», что означало расстрел. Среди приговоренных по этой «категории» – члены Политбюро Рыков, Бухарин, Косиор, Чубарь, полный состав правительства Монголии, 25 союзных наркомов и 19 республиканских, маршалы Тухачевский и Егоров, маршал авиации Худяков, 13 командармов, 43 комкора, 85 комбригов, свыше 100 профессоров, более 300 директоров ведущих предприятий. Не обошли вниманием культуру: в списках режиссер Всеволод Мейерхольд, писатели Исаак Бабель, Иван Катаев, Бруно Ясенский, Михаил Кольцов, Борис Пильняк, ученые Николай Кондратьев, Рудольф Самойлович. Заседания ВКВС, проводившиеся в зале суда, носили формальный характер, длились не более 10–15 минут, после чего члены коллегии «выносили приговор» – часто заочный. Есть свидетели исполнения смертных приговоров непосредственно в подвалах дома. В таких случаях тела казненных раскладывались в патронные ящики и на крытой грузовой машине отправлялись в Донской монастырь для сожжения в крематории.

Тридцать седьмой год – такое же знаковое понятие, как Сорок первый. Необходимо утвердить в общественном сознании светлую память о погибших не только в боях с фашизмом, где в самые кровавые бойни против фашистов бросали штрафные батальоны репрессированных россиян, но и на развязанной сталинским режимом войне с народом.

=Информация представлена Шеболдаевым С.Б.=

 

© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий