Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Новости

10/06/2013 При Тихоне Хренникове композиторы не репрессировались... Он подписал лишь заявление, приветствовавшее ПРИГОВОР Верховного Суда СССР М.Н.Тухачевскому, И.Э.Якиру и другим О РАСТРЕЛЕ .

Сегодня 100 лет со дня рождения обласканного судьбой и властью Тихона Хренникова...

Из  Википедии:

Родился 28 мая (10 июня1913 года в Ельце (ныне Липецкая область) десятым ребёнком в семье приказчика у местных купцов; мать — Варвара Васильевна — домохозяйка. Увлёкся музыкой во время пребывания в Ельце пианиста и композитора В. П. Агаркова, ученика пианиста К. Н. Игумнова, стал заниматься с Анной Федоровной Варгуниной. Зимой 1927—1928 прибыл в Москву и показал свои произведения Агаркову, который отнёсся к нему с симпатией и посоветовал сначала закончить среднее образование в Ельце, а затем учиться в Москве. Весной 1929 года окончил школу-девятилетку; написав письмо Михаилу Гнесину и получив положительный ответ, поступил в число студентов музыкального техникума им. Гнесиных, который окончил 1932 году. В 1936 году окончил Московскую консерваторию, ученик В. Я. Шебалина и Г. Г. Нейгауза. В 1933 году был приглашен работать в Московский детский театр, которым руководила Н.И.Сац. В 1941 году заведовал музыкальной частью театра Красной Армии. В 1939 году написал оперу «В бурю» (1939), которая стала «первым успешным опытом претворения в музыке революционной темы», в ней Хренников впервые вывел в опере В. И. Ленина. В 1950 году написал оперу «Фрол Скобеев» (1950). Писал музыку к спектаклям и фильмам, в том числе «Свинарка и пастух» (1941), «В шесть часов вечера после войны» (1944) и т. д. В его музыкальном спектакле «Доротея» (и других) одну из главных ролей на премьере исполнял оперный певец Леонид Екимов.

Уже в 1930-е гг. Хренников вошёл в официальную обойму советских композиторов, представляя «композиторскую молодёжь». Характерно его выступление во время дискуссии о статьях в «Правде» «Сумбур вместо музыки» и «Балетная фальшь», состоявшейся в феврале 1936 г.: «Постановление от 23 апреля 1932 года было ставкой на сознательность советского художника. Этого экзамена советские художники не выдержали. После 23 апреля молодёжь устремилась на учёбу. Перед нами встал вопрос об овладении мастерством, овладении техникой. Наступило увлечение западными современниками. Имена Гиндемита [имелся в виду Хиндемит] и Кшенека стали именами передовых современных художников. […] После увлечения западническими тенденциями появилась тяга к простоте, подействовала работа в театрах, где требовалась простая, выразительная музыка. Мы росли, росло и наше самосознание, росло стремление быть по-настоящему советскими композиторами, людьми своей эпохи; сочинения Гиндемита перестали нас удовлетворять. Вскоре приехал Прокофьев, с заявлением, что советская музыка — это провинциализм, что самым современным композитором является Шостакович. У молодёжи наступило противоречивое состояние, вызванное, с одной стороны, личным стремлением к настоящей музыке, к тому, чтобы музыка была проще и понятнее массам, — и высказываниями таких музыкальных авторитетов, как Прокофьев, с другой. Критика писала хвалебные оды Шостаковичу. […] Как молодёжь реагировала на „Леди Макбет“? В опере есть большие мелодические куски, которые открыли нам некоторые творческие перспективы. Полную неприязнь вызвали антракты и многое другое»[2].

Наряду с другими официальными представителями советской культуры — Н. И. Челяповым, Н. Я. Мясковским, Н. К. Чемберджи, С. Н. Василенко, В. А. Белым, А. М. Веприком, А. И. Хачатуряном, Б. С. Шехтером, М. Л. Старокадомским, Г. Н. Хубовым, В. И. Мурадели, В. М. Юровским, Л. В. Кулаковским, Хренников подписал заявление, приветствовавшее «приговор Верховного Суда СССР, вынесенный предателям родины, фашистским наёмникам — М. Н. Тухачевскому, И. Э. Якиру и другим»[3]. Долгое время было распространено мнение, что советские музыканты в период правления Хренникова якобы не подвергались репрессиям, не арестовывались и т. д.[4] В интервью, данном пианисту Яше Немцову 8 ноября 2004 г. в Москве, Хренников утверждал, что благодаря его заступничеству, был «тут же освобождён» «задержанный» композитор Моисей Вайнберг, и то же произошло с А. М. Веприком. В действительности, Веприк провел в ГУЛаге четыре года, а Вайнберга, вышедшего на свободу в июне 1953 г. спасла от преследований и, возможно, гибели, смерть Сталина[5]. Вместе с тем, по свидетельству Е. Кисина, композитор Михаил Меерович был благодарен Хренникову за то, что тот спас его от травли в кампанию «борьбы с космополитизмом»[6].

В 1949 году Хренников подверг уничтожающей критике молодого композитора Александра Локшина, воспользовавшись формулировками одного из идеологов сталинизма, Павла Апостолова; при этом «модернистскому» творчеству Локшина в качестве образца истинного, народного по духу искусства была противопоставлена кантата «Сон Степана Разина» Галины Уствольской[7]. Это выступление вызвало возмущение М. Ф. Гнесина, обвинившего Хренникова, не осмелившегося критиковать Локшина в профессиональной среде, в двуличии[8]. Результатом погрома явилось изгнание Локшина из академической среды. Идеологические кампании 1948—1949 годов против «формалистов» в музыке непосредственно продолжили так называемую «борьбу с космополитами» — политику государственного антисемитизма, расцветшего после Второй мировой войны и проявившегося в самых разных формах, в том числе в искусстве — от знаменитых идеологических постановлений, деклараций официальных писателей и критиков до омерзительных карикатур и площадной антисемитской брани в журнале «Крокодил»

 khrennikov.ru:

Начало общественной деятельности композитора Тихона Хренникова пришлось на 1-й съезд композиторов СССР, состоявшийся сразу же после его назначения на должность. (В 1948 году он был назначен генеральным секретарем Союза композиторов СССР. На этом посту он оставался 43 года до 1991 года). Хренников с трибуны съезда прочитал основной доклад, написанный несколькими музыковедами в развитие решений ЦК партии о борьбе с проявлениями формализма в советской музыки. В докладе содержалась резкая критика авангардизма, отхода от мелодической основы музыки, западного упадничества и назывались конкретные фамилии советских композиторов, чьи произведения не соответствуют принципам социалистического реализма - Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна. Однако за громкими словами не последовало столь же громких «дел» - никто из советских композиторов не был подвергнут репрессиям. В этом видится прямая заслуга Тихона Хренникова, который не только никогда не использовал своей власти во вред кому-либо, а всегда стремился лишь помогать. Союз композиторов не выдал ни одной отрицательной характеристики на своих членов, что предотвращало аресты. А в 1958 году Хренников (единственный из руководителей творческих союзов в СССР) добился отмены Постановления ЦК КПСС 1948 года как ошибочного! Уникальное событие для советской компартии, которая практически никогда не признавала своих ошибок.



 

© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий