Общероссийская общественная благотворительная
организация инвалидов — жертв политрепрессий

Российская ассоциация жертв
незаконных политических репрессий
Новости ::: Вопрос-ответ ::: Поиск по сайту

Новости

18/04/2013 В чем сущность сталинизма? Свой ответ дает профессор истории Восточной Европы Йорг Баберовски.

 Корень советского режима террора - в кавказской культуре насилия, доказывает немецкий историк.

http://www.rosconcert.com/comm…

  Вокруг света. 6:54AM Monday, Dec 29, 2003

 Перед тем как нанести удар, сталинский режим со свойственной для него манией преследования воображает вокруг себя мир врагов. Так было в марте 1938 года в Азербайджане, пишет сегодня Tagesspiegel (перевод на сайте Inopressa.ru).Заместитель Генерального прокурора этой советской республики Левани, выступая перед избранными соратниками, обвинил неких буржуазных националистов в том, что они хотят проникнуть в партию с целью ее уничтожения. Пособники этих врагов якобы связаны с "темными силами": с муллами и фашистскими агентами, которые агитируют против социалистического образа жизни и за феодальное крепостное право. Поэтому, заявил он, борьба против феодальных пережитков должна сопровождаться "борьбой против темных сил". Всякий, чье поведение не соответствовало идеологическим представлениям большевиков, вызывал подозрения. Независимо от индивидуального поведения в мельницу террора попадали целые группы населения. Молодой Советский Союз ставил задачу, подобно "очищающей грозе", окончательно избавить общество от "сорняков". Жертвами политики насилия в 20-30-е годы стали многочисленные граждане, родовые кланы и семьи. По достоверным оценкам, в тот период погибло 15 миллионов человек.

В чем состоит сущность сталинизма? В своей книге "Враг повсюду" историк Йорг Баберовски, профессор истории Восточной Европы в Университете Гумбольдта, ищет новые ответы на этой вопрос. До сих пор, говоря упрощенно, исследователи предлагали два возможных объяснения: либо советский террор связан со Сталиным и его ближайшим окружением, либо он возник по инициативе фанатичных партийных функционеров среднего и низшего уровня, дабы решить проблемы индустриализации и принудительной коллективизации и тем самым сделать карьеру.

Теперь Баберовски дополняет эти два объяснения, обращаясь к недооцениваемым до сих пор культурным корням и общественным условиям сталинского террора. В ходе исследования автор на месте изучал архивы. Несмотря на то что центральные фонды, включая личные дела ведущих коммунистов, протоколы совещаний Политбюро и архивы КГБ, остались засекреченными, ему удалось значительно расширить понимание сталинизма как исторической эпохи, благодаря наглядному описанию и анализу на примере Азербайджана. Эта кавказская республика была для сталинского режима своеобразной лабораторией по тоталитарному эксперименту над людьми. В девяти главах Баберовски описывает жестокое противоборство между социализмом большевиков и его притязаниями на господство, с одной стороны, и традиционной жизнью в республике, включая времена царизма, - с другой. В эксцессах насилия мнимое преследование и военный фетишизм играли основополагающую роль, однако они не были выражением страха или слабости.

"Сталин и его пособники не боялись, - пишет Баберовски. - Они были преступниками, которые воспринимали то, что они делали с другими людьми, не как самозащиту, а как культурно оправданное средство осуществления господства".

Баберовски указывает на то, что многие исполнители террора, так же как Сталин, сами были родом с Кавказа, и местная культура насилия наложила на них глубокий отпечаток.

В своей работе "Красный террор" Йорг Баберовски рассматривает весь Советский Союз при Сталине в целом. В пяти главах книги он приходит к выводу: "Суть сталинского господства заключалась в постоянном распространении насилия. Однако, несмотря на это, режим не осуществлял тотального контроля над различными частями обществами и стилями жизни империи. Для этого не хватало коммунистов, агентов и сотрудников органов правосудия. При этом общественная и личная жизнь подвергались трансформации и строились по репрессивным принципам. Поиск врагов, господство единодушия и единообразия, а также мобилизация сил для поддержки стали частью того политического явления, которое называется сталинизмом". Баберовски считает сталинизм цивилизационным явлением, которое возникло из советской империи и окончилась со смертью Сталина. При этом он отказывается использовать понятие "сталинизм" для обозначения послесталинского Советского Союза или социалистических государств Восточной Европы. Его тезис гласит, что без Сталина сталинизма бы не было. Данное утверждение верно в том отношении, что Сталин лично подписывал бесчисленные приказы об убийствах и депортациях.

При этом нужно отметить: существенные элементы этого тоталитарного государства создал еще Ленин. В те времена в Советском Союзе не было недостатка в диктаторских личностях со склонностью к убийствам, о чем пишет и сам автор. Так, если бы к власти пришел глава ЧК Феликс Дзержинский, то Советский Союз выглядел бы похожим образом.

Некоторые вопросы вызывает утверждение господина Баберовски о том, что после смерти Сталина "страх покинул умы и души людей". Хотя после 1953 года не было проявлений массового насилия, но тоталитарная система с избирательным террором сохранилась. Ясно одно: адекватное понимание реальности сталинизма как эпохи возможно только при подробном ее изучении. Заслуга Баберовски в том, что он это показал. Тот, кто в будущем захочет узнать, какая на самом деле была жизнь при диктаторе Сталине, извлечет из обеих книг большую пользу.

Досье NEWSru.com

© 2006 Российская ассоциация жертв незаконных политических репрессий